Редьярд Киплинг (Rudyard Kipling)


Песнь Диего Вальдеса. 1902


Бог Добрых Начинаний
	Меня благословил 
И в годы испытаний
	Дал ветра для ветрил. 
В пустыне океанской
	Я жил и побеждал, 
И вот я – гранд испанский
	И Главный Адмирал!

Король меня отметил
	Дворянством и звездой. 
И радостен, и светел
	При мне народ простой. 
И всюду повторяют
	Мне люди всякий раз: 
«Испании не знают 
	Не знающие вас!»

И всё ж любовь безмерна
	К прошедшим временам.
Мышьяк сбывал я серный 
	Туземным племенам.
Ах, где моя команда,
	Что знала, как родня, 
Не Вальдеса, не гранда,
	А прежнего меня?

Добычу мы делили,
	И славу, и успех, 
Когда вино мы пили,
	То каждый пил при всех. 
Он обсуждал в собранье
	Замеченную мель, 
Ходя на килеванье
	За тридевять земель.1  

Мы жгли под небесами
	Весёлые костры, 
И мачты с парусами
	Вставали, как шатры. 
Со скоростью паденья
	Железных якорей 
Бросались в наступленье
	Властители морей.

Где нынче отпечатки
	Босых, усталых ног?
В какой кабак ребятки
	Бредут на огонёк?
О ключ, спасенье наше 
	В неведомых песках!
О капли, что из чаши 
	Я пролил впопыхах!

Мечтает о супруге
	Несчастная вдова, 
И девушка о друге
	Мечтает, чуть жива. 
Так я мечтал когда-то,
	Но – глубже и сильней, 
О счастье, как расплате
	За боль пропащих дней!

Я думал: делу – время,
	Потехе – краткий час. 
Я думал: делу – время,
	А счастье – не про нас. 
Не зря я пред Фортуной
	Природу усмирял:
Сегодня я – дон Вальдес
	И Главный Адмирал.

Мне ветер дул попутный, 
	Попутный вал катил,
И риск ежеминутный 
	Меня не погубил.
Но в этом – их измена.
	Разбит мой прежний мир.
Сегодня я – дон Вальдес, 
	Испании кумир.

Я сдался ураганам.
	Всё стало трын-трава. 
Но храбрым капитаном
	Сочла меня молва. 
Когда же я устало
	Мечту прогнал взашей. 
Молва меня признала
	Мудрейшим из мужей!

А в сердце – ни покоя,
	Ни счастья, ни любви. 
Зовут меня с собою
	Товарищи мои. 
Увы, у высшей власти
	На высшем я счету. 
Увы, Диего Вальдес
	Прогнал свою мечту.

Мольба его не тронет.
	Он глух не без причин: 
Он в бриллиантах тонет,
	На нём высокий чин. 
Других пошлёт он в море,
	Но, тяжкий, как балласт,
Сам дон Диего Вальдес
	Шварто́вы не отдаст. 

Как прежде, ветер дует,
	Как прежде, бьёт волна, 
Они не наколдуют
	Былые времена, 
И ключ, спасенье наше
	В неведомых песках, 
И капли, что из чаши
	Я пролил впопыхах.

Конец любой надежде,
	Где горе – без конца. 
Не брошу я, как прежде,
	Галеру на купца. 
Тюрьму найдёшь ли строже,
	Чем та, где я пропал, 
Я – я, дон Вальдес, Боже,
	Я, Главный Адмирал!

© Перевод Евг. Фельдмана
22-23.04.1996
Все переводы Евгения Фельдмана

1 - Килева́ние – наклон судна на борт до выхода киля из воды для осмотра, окраски и ремонта его подводной части. Пираты предпочитали килевать свои корабли в укромных, отдалённых местах, потому что во время ремонта их положение было весьма уязвимым. – Примечание переводчика.


Текст оригинала на английском языке

Song of Diego Valdez


              1902

THE GOD of Fair Beginnings
     Hath prospered here my hand—
The cargoes of my lading,
     And the keels of my command.
For out of many ventures
     That sailed with hope as high,
My own have made the better trade,
     And Admiral am I.

To me my King’s much honour,
     To me my people’s love—
To me the pride of Princes
     And power all pride above;
To me the shouting cities,
     To me the mob’s refrain:—
“Who knows not noble Valdez,
     Hath never heard of Spain.”

But I remember comrades—
     Old playmates on new seas—
When as we traded orpiment
     Among the savages—
A thousand leagues to south’ard
     And thirty years removed—
They knew not noble Valdez,
     But me they knew and loved.

Then they that found good liquor,
     They drank it not alone,
And they that found fair plunder,
     They told us every one,
About our chosen islands
     Or secret shoals between,
When, weary from far voyage,
     We gathered to careen.

There burned our breaming-fagots
     All pale along the shore:
There rose our worn pavilions—
     A sail above an oar;
As flashed each yearning anchor
     Through mellow seas afire,
So swift our careless captains
     Rowed each to his desire.

Where lay our loosened harness?
     Where turned our naked feet?
Whose tavern ’mid the palm-trees?
     What quenchings of what heat?
Oh fountain in the desert!
     Oh cistern in the waste!
Oh bread we ate in secret!
     Oh cup we spilled in haste!

The youth new-taught of longing
     The widow curbed and wan,
The goodwife proud at season,
     And the maid aware of man—
All souls unslaked, consuming,
     Defrauded in delays,
Desire not more their quittance
     Than I those forfeit days!

I dreamed to wait my pleasure
     Unchanged my spring would bide:
Wherefore, to wait my pleasure,
     I put my spring aside
Till, first in face of Fortune,
     And last in mazed disdain,
I made Diego Valdez
     High Admiral of Spain.

Then walked no wind ’neath Heaven
     Nor surge that did not aid—
I dared extreme occasion,
     Nor ever one betrayed.
They wrought a deeper treason—
     (Led seas that served my needs!)
They sold Diego Valdez
     To bondage of great deeds.

The tempest flung me seaward,
     And pinned and bade me hold
The course I might not alter—
     And men esteemed me bold!
The calms embayed my quarry,
     The fog-wreath sealed his eyes;
The dawn-wind brought my topsails—
     And men esteemed me wise!

Yet, ’spite my tyrant triumphs,
     Bewildered, dispossessed—
My dream held I before me—
     My vision of my rest;
But, crowned by Fleet and People,
     And bound by King and Pope
Stands here Diego Valdez
     To rob me of my hope.

No prayer of mine shall move him,
     No word of his set free
The Lord of Sixty Pennants
     And the Steward of the Sea.
His will can loose ten thousand
     To seek their loves again—
But not Diego Valdez,
     High Admiral of Spain.

There walks no wind ’neath Heaven
     Nor wave that shall restore
The old careening riot
     And the clamorous, crowded shore—
The fountain in the desert,
     The cistern in the waste,
The bread we ate in secret,
     The cup we spilled in haste.

Now call I to my Captains—
     For council fly the sign,
Now leap their zealous galleys,
     Twelve-oared, across the brine.
To me the straiter prison,
     To me the heavier chain—
To me Diego Valdez,
     High Admiral of Spain! 



Поддержать сайт


Английская поэзия - http://www.eng-poetry.ru/. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru