Роберт Бёрнс (Robert Burns)


Та, что постлала мне постель


Январь в пути меня застал.
        Мороз такой – терпеть невмочь.
Я еле шёл и я не знал, 
        Где проведу я эту ночь.

По счастью, с девушкой одной
        В пути мне встретиться пришлось,
Что пригласила в дом к себе
        Меня, продрогшего насквозь.

Я поклонился ей за всё, –
        За мир, покой и благодать,
Я поклонился ей за всё
        И попросил постель постлать.

Она постлала мне постель
        И, напоив меня вином,
– Спокойной ночи, сударь мой, –
        Мне пожелала перед сном.

Тогда я девушку спросил,
        Спросил её в тот поздний час:
– Ещё подушка для меня
        Здесь не найдётся ли у вас?

Она ушла; вернулась вновь;
        Легла подушка на кровать.
Привлёк я девушку к себе
        И захотел поцеловать.

– Оставьте! – молвила она, –
        От страха я едва дышу,
И если любите меня,
        Оставьте девушкой, прошу!

О, злато вьющихся волос!
        О, щёки – лилии в вине!
О, как была она свежа,
        Та, что постель постлала мне!

О, грудь бела, – что два холма
        Зимой в заснеженной стране!
О, как была она нежна,
        Та, что постель постлала мне!

И целовал я вновь и вновь
        Её той ночью в январе.
Со мной в ту ночь спала она,
        Со мной проснулась на заре.

А утром – тот же блеск волос,
        И грудь её, и нежный взор…
Но, вспыхнув, молвила она:
        – Ах, сударь мой, какой позор!

А я сказал ей: – Не горюй,
        Оставь тревоги в стороне.
Теперь, любимая, всегда
    Стелить постель ты будешь мне.

Она достала полотно,
        И я услышал в тишине,
Как стала мне рубашку шить
        Та, что постель постлала мне.

Она постлала мне постель,
        Она постлала мне постель, –
Мне не забыть, пока я жив,
        Ту, что постлала мне постель!

© Перевод Евг. Фельдмана
28.02.-1.03.2003
9.03.2003 (ред.)
Все переводы Евгения Фельдмана


Ночлег в пути

Меня в горах застигла тьма,
Январский ветер, колкий снег.
Закрылись наглухо дома,
И я не мог найти ночлег.

По счастью, девушка одна
Со мною встретилась в пути,
И предложила мне она
В ее укромный дом войти.

Я низко поклонился ей —
Той, что спасла меня в метель,
Учтиво поклонился ей
И попросил постлать постель.

Она тончайшим полотном
Застлала скромную кровать
И, угостив меня вином,
Мне пожелала сладко спать.

Расстаться с ней мне было жаль,
И, чтобы ей не дать уйти,
Спросил я девушку: — Нельзя ль
Еще подушку принести?

Она подушку принесла
Под изголовие мое.
И так мила она была,
Что крепко обнял я ее.

В ее щеках зарделась кровь,
Два ярких вспыхнули огня.
— Коль есть у вас ко мне любовь,
Оставьте девушкой меня!

Был мягок шелк ее волос
И завивался, точно хмель.
Она была душистей роз,
Та, что постлала мне постель.

А грудь ее была кругла, —
Казалось, ранняя зима
Своим дыханьем намела
Два этих маленьких холма.

Я целовал ее в уста —
Ту, что постлала мне постель,
И вся она была чиста,
Как эта горная метель.

Она не спорила со мной,
Не открывала милых глаз.
И между мною и стеной
Она уснула в поздний час.

Проснувшись в первом свете дня,
В подругу я влюбился вновь.
— Ах, погубили вы меня! —
Сказала мне моя любовь.

Целуя веки влажных глаз
И локон, вьющийся, как хмель,
Сказал я: — Много, много раз
Ты будешь мне стелить постель!

Потом иглу взяла она
И села шить рубашку мне,
Январским утром у окна
Она рубашку шила мне…

Мелькают дни, идут года,
Цветы цветут, метет метель,
Но не забуду никогда
Той, что постлала мне постель!

Перевод С.Я. Маршака
Все переводы Самуила Маршака


Текст оригинала на английском языке

The Lass That Made The Bed To Me


WHEN Januar’ wind was blawing cauld,
  As to the north I took my way,
The mirksome night did me enfauld,
  I knew na where to lodge till day.

By my good luck a maid I met,
  Just in the middle o’ my care;
And kindly she did me invite
  To walk into a chamber fair.

I bow’d fu’ low unto this maid,
  And thank’d her for her courtesie;
I bow’d fu’ low unto this maid,
  And bade her mak a bed to me.

She made the bed baith large and wide,
  Wi’ twa white hands she spread it down;
She put the cup to her rosy lips,
  And drank, ‘Young man, now sleep ye soun.’

She snatch’d the candle in her hand,
  And frae my chamber went wi’ speed;
But I call’d her quickly back again
  To lay some mair below my head.

A cod she laid below my head,
  And served me wi’ due respect;
And to salute her wi’ a kiss,
  I put my arms about her neck.

‘Haud aff your hands, young man,’ she says,
  ‘And dinna sae uncivil be:
If ye hae ony love for me,
  O wrang na my virginitie!’

Her hair was like the links o’ gowd,
  Her teeth were like the ivorie;
Her cheeks like lilies dipt in wine,
  The lass that made the bed to me.

Her bosom was the driven snaw,
  Twa drifted heaps sae fair to see;
Her limbs the polish’d marble stane,
  The lass that made the bed to me.

I kiss’d her owre and owre again,
  And aye she wist na what to say;
I laid her between me and the wa’,-
  The lassie thought na lang till day.

Upon the morrow when we rose,
  I thank’d her for her courtesie;
But aye she blush’d, and aye she sigh’d
  And said ‘Alas! ye’ve ruin’d me.’

I clasp’d her waist, and kiss’d her syne,
  While the tear stood twinkling in her ee,
I said ‘My lassie, dinna cry,
  For ye aye shall make the bed to me.’

She took her mither’s Holland sheets,
  And made them a’ in sarks to me:
Blythe and merry may she be,
  The lass that made the bed to me.

The bonnie lass made the bed to me,
  The braw lass made the bed to me:
I’ll ne’er forget till the day I die,
  The lass that made the bed to me!



Поддержать сайт


Английская поэзия - http://www.eng-poetry.ru/. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru