Английская поэзия


ГлавнаяБиографииСтихи по темамСлучайное стихотворениеПереводчикиСсылки
Рейтинг поэтовРейтинг стихотворений

Уильям Гаррисон Эйнсворт (William Harrison Ainsworth)


Баллада о знаменитых ирландских разбойниках


И Тю́рпина чтут англичане, 
			и Шéппарда славит молва.
В чести у них Мáльсак и Чéйни, 
			а также Сорви-голова1. 
И пусть англичане болтают, 
			пусть каждый жужжит, как волчок:
В сравнении с вором-ирландцем, 
			их парни – пучок пятачок.

Конечно же, РÉДМОНД О’ХЭНЛОН – 
			храбрейший и лучший из всех2.  
Он в Ольстере шуму наделал, 
			чем славу снискал и успех.
Попробуй такого попутай, 
			попробуй такого стреножь, –
На меткую пулю нарвёшься, 
			на острый напорешься нож!

А вот кто скакал за ним следом, 
			кто был ему дорог и мил:
Мактáй, Мил, Джек Рáйлли, Шон Бéрнах, 
			Фил Гэ́ллог и Áртур О’Нил.
И были они чистоделы, 
			и свято обычай блюли:
Когда до мошны добирались, 
			деньгу подчистую гребли!

Вот ПÁУЭР, манстерский жулик 
			(его бы и чёрт не поймал!).
Вот минстерский вор ДЖЕК МАКФÉРСОН 
			(подковы мизинцем ломал!).
Он марш сочинил для волынки 
			и маршем почтил эшафот.
Мелодия этого марша 
			доныне в народе живёт!3 

ДИК БАЛЬФ, ПЭДДИ ФЛÉМИНГ, МАЛЬХÓНИ – 
			наук воровских знатоки.
Как мастерски эти ребята 
			умели срезать кошельки!
ДЖЕМ КÁРРИК был парень не промах, 
				был ПÉРНИ великий нахал:
Он в Тайберне пляску затеял, 
			да так, что и кат зачихал!

ПОЛ ЛИДДИ – на кол водрузили 	
			его удалую башку.
БИЛЛ ДÉЛОНИ (прозвище – «Певчий») 
			нагнал на шерифа тоску4.  
Наверное, вздумалось ведьме 
			над шеей его ворожить,
Затем, что петля никакая 
			его не могла задушить!

Последний же, КÁХИР НА КÁППУЛЬ, 
			был чёрту прямая родня:
Прошепчет словцо и уводит 
			из стойла любого коня.
Хоть конюхов выстави на ночь, 
			хоть сам с ними рядом постой, –
Коль КÁХИР колдует, конюшне 
			к утру суждено быть пустой!

Да здравствуют воры-ирландцы, 
			их тесный и доблестный круг!
А звание «вор-англичанин» – 
			всего лишь название, звук.
Не верите? Что ж, воля ваша, 
				но вспомнить уместно бы тут,
Что наши разбойники – Тори, 
			а Вигами – ваших зовут!5

© Перевод Евг. Фельдмана
28.05.19
12.09.1998 (ред.)
14.10.2007 (ред.)
Все переводы Евгения Фельдмана

Примечания

1. В чести у них Мáльсак и Чéйни, а также Сорвиголова. – Знаменитое трио джентльменов с большой дороги. Между прочим, Сорвиголова был капитаном ирландских драгун. – Примечание У. Г. Эйнсворта.

2. Конечно же, РÉДМОНД О’ХЭНЛОН – храбрейший и лучший из всех. – Редмонд О’Хэнлон был Роб Роем Ирландии, и его приключения, многие их которых весьма необычны, могли бы дать такой же богатый материал сочинителям романов, какой они уже дали создателям баллад. Впрочем, некоторые его приключения, изложенные на бумаге, собраны в изящном томике и опубликованы в Белфасте под названием «История разбойников». Мы также располагаем текстом надгробной речи, произнесённой на похоронах «благородного и прославленного» Генри Сент-Джона, эсквайра, которого, к несчастью, убили тори – разрушители тогдашних дней. Во введении к этой речи мы находим упоминание о Редмонде. Описав процветающий север Ирландии – дело было году в 1680-ом – преподобный Лоуренс Пауэр, автор проповеди, сказал: «Одним злом, наносившим громадный ущерб тамошнему благу, была шайка дерзких кровожадных преступников, коих здесь именуют тори. Они настолько прочно обосновались в тех местах, что из-за своекорыстия местных жителей, среди коих встречаются также и англичане, да падёт позор на их головы при упоминании о них, что в трёх-четырёх графствах северной Ирландии они чувствуют себя вполне независимо и не признают никакой власти, кроме собственной. Редмонд О’Хэнлон, их главарь, верховодит ими уже много лет. Это коварный и опасный субъект, объявленный вне закона со всеми своими подельниками, по-прежнему пребывает у власти и держит в подчинении всех, ибо, согласно вполне достоверным сведениям, его годовая добыча превышает доходы короля от сбора налогов на землю и печные трубы, что даёт О’Хэнлону возможность подкупать чиновников и полицейских, ЕСЛИ НЕ ИХ НАЧАЛЬНИКОВ (!) и понуждает всех трусливо подчиняться ему. Но смятение, похоже, не улеглось и в наши дни, ибо наша «лучшая в мире страна» есть и будет такой, какой была всегда. Старую игру разыгрывают под видом новой, и вся разница в том, что, живи Редмонд в наши дни, он бы, скорее всего, не только грабил какое-нибудь графство, но и представлял бы его в парламенте. – Примечание У. Г. Эйнсворта.

3. Вот линстерский вор ДЖЕК МАКФÉРСОН (подковы мизинцем ломал!). / Он марш сочинил для волынки и маршем почтил эшафот. / Мелодия этого марша доныне в народе живёт! – Когда его вели к виселице, Джек наигрывал на волынке славную мелодию собственного сочинения, которая до сих пор носит имя своего создателя. – Примечание У. Г. Эйнcворта.

Этот разбойник умудрился оставить след в шотландской истории. Вот что о нём написано в одной солидной монографии.

«…в 1700 году банда численностью тридцать человек под предводительством… Макферсона и при явном покровительстве… лэрда Гранта терроризировала рынки Банфа, Э́лгина и Фо́рреса… Они маршем являлись туда; впереди шагал волынщик, игравший на своём инструменте, за спиной у каждого висел мушкет с фитильным замком, на боку – дерк, широкий кинжал шотландского горца. Они растворялись в толпе, осматривая скот, выставленный на продажу, и высматривая тех, кто собирался совершить сделку, чтобы узнать, к кому должны были поступить деньги… И прежде чем Макферсона поймали и по-весили, он ещё долго бесчинствовал в тамошних сёлах и деревнях». (См.: T.C. Smout. A History of the Scottish People, 1560-1830. Fontana / Collins. Cop. 1969. – 540 p. – P. 206).

Великий шотландский поэт Роберт Бернс (1759-1796) обессмертил этого разбойника, сочинив песню «Последнее слово Макферсона» (перевод Евг.Фельдмана):

Прощай, тюрьма! Мне в путь пора.
	Ты не навек мне дадена. 
Меня сегодня ждут с утра
	Петля и перекладина.

Эй, с дудкою, с погудкою 
	Кружился молодец. 
На виселицу жуткую
	Он шел, как под венец!

Я смерть в упор видал меж гор,
	Видал её и в поле я, 
И потому её приму
	С усмешкой - и не более.

Сними мне, друг, оковы с рук, 
	Верни мне саблю острую,
Сумею, брат, отряд солдат 
	Разбить, противоборствуя!

Поверил в ложь и ни за грош 
	Нарвался на засаду я,
Но не смогу воздать врагу, 
	И страсть об том досадую!

В конце пути скажу - прости,
	Любезное отечество! 
Позор на вас, кто в смертный час
	Не кажет молодечества! 

– Примечание переводчика.

4. БИЛЛ ДÉЛОНИ (прозвище – «Певчий») нагнал на шерифа тоску. – Билл Де́лони действительно сочинил несколько песен и положил их на музыку. Он был искусным исполнителем и пользовался таким авторитетом среди ведущих музыкантов страны, что они даже попытались отсрочить его казнь, которая в книге «История разбойников» описывается следующим образом.

«Когда его ввели в зал суда для вынесения смертного приговора, судья сказал, что ему донесли, будто Билл Делони заявил, что во всей Ирландии не найдётся верёвки, на которой его, Билла, можно было бы повесить. «Посмотрим, – сказал судья, – найдётся ли в Килкенни хоть одна, пригодная для этого дела, и если нет, я найду другую, и если и эта не подойдёт, велю принести третью». Затем он приказал шерифу подобрать верёвку, и казнь Делони назначили на следующий день. Матушка нашего героя похвалилась во всеуслышание, что нет на свете верёвки, которая бы выдержала её сына, и шериф, зная об этом, а также во исполнение воли судьи приготовил две верёвки, но Делони порвал обе – одну за другой! В ярости шериф раздобыл три верёвки – из тех, что идут на изготовление кроватей, – и сложил их трижды вместе, и лишь после этого дело было сделано! Однако шериф, не уверенный в том, что приговорённый действительно мёртв, несколько раз вонзил саблю в подошвы его ног – и только потом разрубил верёвки. Затем тело доставили в здание суда, где оно, выставленное напоказ, пролежало в гробу целых два дня, пока судья и очевидцы окончательно не убедились в том, что Билл Делони отдал Богу душу, и лишь тогда друзьям казнённого было позволено увезли труп и предать его земле». – Примечание У. Г. Эйнсворта.

5. … вспомнить уместно бы тут, / Что наши разбойники – Тори, а Вигами – ваших зовут! – «Тори» по-ирландски означает «грабитель», а «Виг» по-шотландски – «человек вне закона». – Примечание переводчика.


Текст оригинала на английском языке

The Rapparees


Air “The Groves of the Pool”

LET the Englishman boast of his Turpins 
                            and Sheppards, as cocks of the walk,
His Mulsacks, and Cheneys, and Swiftnecks – 
                            it’s all botheration and talk;
Compared with the robbers of Ireland, 
                            they don’t come within half a mile,
There never were yet any rascals, 
                            like those of my own native isle.

First and foremost comes REDMOND O’HANLON, 
                            allowed the first thief of the world,
That o’er the broad province of Ulster, 
                            the Rapparee banner unfurled;
Och! he was an elegant fellow, 
                            as ever you saw in your life,
At fingering the blunderbuss trigger, 
                            or handling the throat-cutting knife.

And then such a dare-devil squadron 
                            as that which composed REDMOND’S tail!
Meel, Mactigh, Jack Reilly, Shan Bernagh, 
                            Phil Galloge, and Arthur O’Neal;
Shure never were any boys like ‘em, 
                            for rows, agitation, and sprees;
Not a rap did they leave in the country, 
                            and hence they were called Rapparees.

Next comes POWER, the Great Tory of Munster, 
                            a gentleman born every inch,
And strong JACK MACPHERSON of Leinster, 
                            a horse-shoe who broke at a pinch;
The last was a fellow so lively, 
                            not death e’en his courage could damp,
Tor as he was led to the gallows, 
                            he played his own “march to the camp.”
  
PADDY FLEMING, DICK BALF, and MULHONI, 
                            I think are the next on my list,
All adepts in the beautiful science 
                            of giving a pocket a twist;
JEMMY CARRICK must follow his leaders, 
                            сould PURNEY who put in a huff,
By dancing a hornpipe at Tyburn, 
                            and bothering the hangman for snuff.

There’s PAUL LIDDY, the curly-pate Tory, 
                            whose noddle was stuck on a spike,
And BILLY DELANY, the “Songster” 
                            we never shall meet with his like;
For his neck by a witch was anointed, 
                            and warranted safe by her charm,
No hemp that was ever yet twisted 
                            his wonderful throttle could harm.

And lastly, there’s CAHIR NA CAPPUL, 
                            the handiest rogue of them all,
Who only need whisper a word, 
                            and your horse will trot out of his stall;
Your tit is not safe in your stable, 
                            though you or your groom should be near,
And devil a bit in the paddock, 
                            if CAHIR gets hould of his ear.

Then success to the Tories of Ireland, 
                            the generous, the gallant, the gay!
With them the best Rumpads of England 
                            are not to be named the same day!
And were further proof wanting to show 
                            what precedence we take with our prigs,
Recollect that our robbers are TORIES, 
                            while those of your country are WHIGS!



Другие стихотворения поэта:
  1. Легенда о ЛипеThe Legend of the Lime-Tree
  2. Плач по умершей цыганкеThe Soul-Bell
  3. Нынешний грекThe Modern Greek
  4. Эфиальт, или Ночной кошмарEphialtes
  5. Гимн Святой ТеклеHymn to Saint Thecla


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение

Количество обращений к стихотворению: 739



Последние стихотворения

Поддержать сайт

To English version


Рейтинг@Mail.ru

Английская поэзия. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru